8 (3852) 504-591 г. Барнаул, ул. Силикатная, 16а

Изменения в приказе № 403н: рецепт в компьютере

Электронные назначения врача получили внятную нормативную базу, но на практике будут доступны не всем

Несмотря на то, что этой осенью фармотрасль крепко увязла в маркировке, в ней происходят и другие важные события. Например, после долгих доработок Минюст зарегистрировал приказ Минздрава РФ от 07.07.2020 № 683н «О внесении изменений в Правила отпуска лекарственных препаратов…», утвержденные другим приказом Минздрава от 11.07.2017 № 403н. В новом приказе содержится целый ряд поправок в порядок отпуска, и мы со временем обязательно рассмотрим каждую из них в наших публикациях. Начнем же мы с самых «инновационных» норм нового документа, касающихся темы электронного рецепта.

Решение принимает регион

Пункт 4 приказа № 403н теперь дополнен положением, согласно которому, по рецептам в форме электронного документа можно будет отпускать все препараты, указанные в абзацах 5–10 этого самого пункта. Речь идет обо всех лекарственных препаратах, кроме психотропных препаратов Списка III, наркотических и психотропных препаратов Списка II в виде трансдермальных терапевтических систем, а также препаратов, включенных в перечень лекарственных средств, подлежащих ПКУ.

Приказ № 403н изначально состоял из трех глав. После вступления изменений в силу их будет четыре. Новая глава озаглавлена так: «Особенности отпуска лекарственных препаратов по рецептам в форме электронного документа». Она состоит из пунктов 32, 33 и 34. Фактически их содержание — это условия, при которых можно отпускать лекарства по электронному рецепту.

Но пока немного отвлечемся от приказа и заглянем в «Закон об обращении лекарственных средств» (от 12.04.2010 № 61‑ФЗ). Пункт 4 статьи 6 этого закона устанавливает, что одним из полномочий органов исполнительной власти субъекта РФ является принятие (или не принятие) решения об использовании на территории субъекта наряду с бумажными рецептами также рецептов на лекарственные препараты в форме электронных документов. Новый пункт 32 Приказа № 403н как раз определяет, что без принятия такого решения использование электронных рецептов в той или иной области, крае или республике РФ невозможно.

Рецептурный феодализм

Есть в пункте 32 приказа № 403н еще одно условие. Аптеки, аптечные пункты и индивидуальные предприниматели, имеющие лицензию на осуществление фармдеятельности, получают право отпускать лекарственные препараты по рецептам в форме электронного документа только в том случае, если он выписан на территории того субъекта РФ, где они расположены.

На первый взгляд, кажется, что от этой нормы тянет феодализмом. Зачем создавать такие удельные препоны — ведь в единой стране живем. А что, если человек, которому в Новосибирске выписали лекарство электронным способом, на следующий день рано утром вылетает в Екатеринбург, Москву или Сочи? Ведь он же не выезжает из страны и не удаляется из поля действия нашего законодательства и здравоохранения — тогда зачем лишать его возможности «отоварить» электронный рецепт там, где ему удобно?

Готовы или не готовы к цифровизации

Вопрос о том, чем вызвано появление такой нормы, мы адресовали эксперту рынка, директору по развитию Аналитической компании RNC Pharma Николаю Беспалову. По его мнению, проблема связана с неодинаковым уровнем цифровизации системы здравоохранения в разных регионах России. «Где‑то дело с этим обстоит относительно неплохо, скажем в Москве, Санкт-Петербурге, Белгородской области. Но таких субъектов федерации абсолютное меньшинство. А в некоторых регионах нет почти ничего, даже базовой инфраструктуры, которая позволила бы развернуть систему электронных рецептов», — констатирует Николай Беспалов и добавляет, что решить проблему исключительно силами региональных минздравов и депздравов невозможно. Здесь приходится учитывать не только фактор финансирования, но и наличие инфраструктуры, а также времени для наработки компетенций (приглашения специалистов и обучения работников системы здравоохранения).

Иными словами, проблема заключается в уровне готовности Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ). Напомним, что в рамках Национального проекта «Здравоохранение» запущен Федеральный проект «Создание единого цифрового контура в здравоохранении на основе ЕГИСЗ». Так вот, согласно подпункту 1.10 этого проекта, до 31 декабря 2023 г. 85 субъектов РФ (то есть, все) должны реализовать систему электронных рецептов.

Сейчас кажется, что конец 2023 г. наступит еще нескоро. Но, учитывая текущее состояние процесса цифровизации здравоохранения, считает Николай Беспалов, поставленная задача едва ли выполнима. «Поэтому», — продолжает Николай Беспалов, — «принимается соломоново решение: там, где это возможно, где для этого существуют база и предпосылки, система будет запускаться и функционировать. Но поскольку инструментов подтверждения подлинности электронного рецепта, выписанного в регионе А, в регионе Б нет, поэтому и введена норма о том, что аптеки получают право отпускать лекарственные препараты по рецептам в форме электронного документа только в том случае, если он выписан на территории того субъекта РФ, где они расположены.

Что может дать электронный рецепт

Теперь время задаться вопросом «Что же из этого следует?». По мнению Николая Беспалова, идея передать систему выписки электронных рецептов на региональный уровень довольно сомнительна. Получается, что реально сформировать ее самостоятельно смогут только отдельные регионы. Значит, в обозримом будущем все равно потребуется внедрять общефедеральную систему, а значит — придется многое переделывать.

 «На данном этапе Минздрав самоустранился от этого процесса, но внедрение ЕГИСЗ и системы электронного рецепта, в частности, — важная часть лекарственного обеспечения и в известном смысле куда более значимая задача, чем запуск пресловутой Системы мониторинга движения лекарственных препаратов (СМДЛП)», — считает Николай Беспалов.

Действительно, на первый взгляд может показаться, что электронный рецепт — не очень важная для отрасли и потребителей лекарств тема. Мол, речь идет всего лишь об удобстве, о возможности обойтись в деле назначения и приобретения лекарств без бумаг. На самом же деле без этой системы не могут быть запущены и функционировать многие механизмы. Например, схемы лекарственного возмещения — те самые, благодаря которым сотни миллионов людей в разных странах (далеко не только ветераны и инвалиды, а в буквальном смысле все граждане) получают большую часть необходимых им лекарств бесплатно или с большой скидкой.

Николай Беспалов полагает, что с некоторыми проблемами отрасли, например с практикой безответственного самолечения (с которой, по его мнению, мы «боремся» только на этапе деклараций о намерениях), без цифровизации не справиться.

Подключиться к системе

Иными словами, необходимая степень цифровизации каждого региона очень важна. Кстати, согласно новому пункту 33 приказа № 403н, для того, чтобы иметь право отпускать лекарственные препараты по рецептам в форме электронного документа, аптечная организация должна будет подключиться к государственной информационной системы в сфере здравоохранения своего субъекта федерации («ГИСЗ» субъекта федерации).

Соответственно, технические требования к информационному обмену между аптекой и ГИСЗ тоже будут установлены на региональном уровне. Речь идет, в первую очередь об идентификации и считывания информации электронного рецепта, а также идентификации потребителя.

Раз уж мы заговорили о ГИСЗ субъектов федерации и информационном обмене между ними и аптеками, скажем несколько слов о нормативном регулировании этой сферы. Для этого существует приказ Минздрава РФ от 24.12.2018 N 911н «Об утверждении Требований к государственным информационным системам в сфере здравоохранения субъектов РФ, медицинским информационным системам медицинских организаций и информационным системам фармацевтических организаций».

Раздел III этого приказа содержит требования к ГИСЗ субъектов федерации, а пункт 18 этого раздела устанавливает, что посредством ГИСЗ обеспечивается учет обращения рецептов на лекарственные препараты, продукты лечебного питания и медицинские изделия, сформированных в форме электронных документов. Этот пункт тоже содержит условие о том, что предварительно на региональном уровне должно быть принято решение об использовании электронных рецептов.

Не забудем также, что ГИСЗ субъектов федерации должны быть подключены к федеральной ЕГИСЗ для размещения в ней своих сведений. Иными словами, вся информация об электронном обороте рецептов все равно будет стекаться в центр, хотя функционировать она будет — во всяком случае, пока — отдельно в рамках областей, краев, республик и т. д.

Электронный рецепт и доставка лекарств

В этом году коронавирус смешал все карты отдельным людям, организациям, отраслям и даже странам. Он остановил одни процессы и запустил другие. Весной вдруг моментально решилась проблема дистанционного отпуска лекарственных препаратов, которая много лет буксовала, увязнув в словесах. Правда, пока речь идет только о безрецептурных препаратах. Но уже раздаются голоса — в том числе, и из депутатского корпуса — о том, что дистанционный отпуск необходимо распространить также на часть препаратов, отпускаемых по рецепту.

Иногда можно услышать мнение, что эту идею можно реализовать и с бумажными рецептами. Приходит по адресу потребителя курьер и отдает заказанное лекарство только при условии предъявления рецепта. Правда, в таком случае курьер должен быть обязательно фармспециалистом. Но от этого требования уже отказались, при причине того, что оно нереалистично. В постановлении Правительства РФ от 16.05.2020 № 697, регулирующем эту тему, отсутствует требование к курьеру о наличии фармобразования.

Можно отсканировать или сфотографировать рецепт и переслать его в аптеку перед доставкой. Но такое послание законным основанием для дистанционного отпуска рецептурного препарата быть не может. Законным может считаться только тот рецепт, который сформирован в форме электронного документа в государственной информационной системе в сфере здравоохранения (пусть пока и на уровне субъекта РФ).

Отсюда следуют два важных вывода. Во-первых, дистанционного отпуска рецептурных лекарственных препаратов у нас не будет до тех пор, пока не заработает надлежащим образом система электронных рецептов. И второе: поскольку готовность регионов к внедрению этой системы неодинакова, дистанционный отпуск вряд ли заработает в одночасье во всех субъектах РФ.

Подытожим. Несмотря на описанные выше сложности, дело с электронным рецептооборотом понемногу продвигается, однако дорога будет непростой. Тем более, что в эти дни отрасль «стоит в девятибалльных пробках», вызванных проблемами с применением СМДЛП, и конца им пока не видно. Поэтому доехать до назначения, то есть внедрить систему электронных рецептов не позже конца 2023 г.

КатренСтиль